Жизнь во время кризиса

Жизнь во время кризиса

7 декабря 2007, Континент Сибирь

Дефицит ликвидности угрожает долгосрочным бизнес-проектам

Регионы Сибири пока не почувствовали серьезных последствий дефицита ликвидности. Повышение стоимости публичных заимствований привело к тому, что клиенты вновь стали более активно обращаться за ресурсами в банки, даже несмотря на то, что последние ощутимо подняли ставки. Эксперты прогнозируют, что ситуация откорректируется через шесть-девять месяцев, но не исключают, что нынешний кризис будет только первым из многих, которые в ближайшее время сотрясут отечественный рынок.

«Дыхание» дефицита

По оценкам экспертов аналитического управления ИФК «Алемар», отголоски глобального кризиса ликвидности привели к весьма драматичным изменениям на отечественном финансовом рынке. С начала лета по октябрь денежная ликвидность сократилась более чем в два раза — с 1,7 трлн до 0,7 трлн руб. В дополнение к чисто «техническому» снижению ликвидности (аллокации средств от IPO ВТБ и Сбербанком, проведению сделок по активам ЮКОСа) рублевую ликвидность также подкосил вывод капитала иностранными инвесторами на фоне разгоревшегося глобального кризиса ликвидности.

В августе отток капитала из России составил $7,6 млрд (190 млрд руб.). В результате ставки на МБК с начала лета подскочили с 2–3% до 8–10%, а временами доходили до 15%.

Впрочем, большинство опрошенных «СУ» экспертов отмечает, что глобальных изменений, связанных с кризисом ликвидности, на сибирском рынке не произошло. «В настоящий момент, на мой взгляд, влияние «иностранного» фактора несколько преувеличено, — говорит начальник отдела биржевых и межбанковских операций банка «Левобережный» Андрей Безряков. — На рост стоимости денег внутри страны большое влияние оказал фактор сезонности: осенью традиционно деньги «дорожают«, а процентные ставки остаются относительно высокими вплоть до окончания года».

Однако «дыхание» кризиса в регионах уже почувствовали. Первым звоночком стало падение спроса инвесторов на облигационные заимствования и IPO. В результате сибирские компании, анонсировавшие размещение своих бумаг на долговом рынке осенью текущего года, отложили его до лучших времен. По данным экспертов, так поступили АИЖК Кемеровской области, холдинг «Новые торговые системы«, УРСА Банк, «АРКА-финанс» и ряд других эмитентов.

Часть банков в конце сентября приостановила выдачу ипотечных и корпоративных кредитов и даже начала вести переговоры с клиентами о досрочном погашении займов. К некачественным заемщикам требования выросли в разы, а к новым и непонятным — на порядки. «В результате всех этих событий некоторые компании не смогли получить ожидаемого финансирования по желаемой цене, процентной ставке либо вообще не смогли получить кредит. Тем не менее данное явление не носит массового характера», — утверждает директор дирекции организации продаж корпоративному банковскому бизнесу Сибирско-Дальневосточной региональной дирекции ОАО «УРАЛСИБ» Игорь Максимов.

Финансам досталось сильнее

Все участники рынка отмечают, что наиболее сильно дефицит ударил по финансовому сектору экономики. Острее всего его ощутили банки, активно занимавшие на зарубежных рынках, и те, у которых было много клиентов-нерезидентов. «Большинство региональных банков не пострадало по очень простой причине: они не покупали подешевевших облигаций, и у них практически отсутствуют валютные займы и еврооблигации», — комментирует директор департамента операций с ценными бумагами инвестиционной компании «СМ.арт» Сергей Наговицин. В ИФК «Алемар» рассматривают ситуацию с другой стороны и заявляют, что по региональным банкам срикошетили последствия, ударившие по федеральным кредитным организациям. Кризис на мировом кредитном рынке и нехватка ликвидности привели к возникновению некоторого подобия кризиса доверия, и многие банки начали переоценивать риски и пересматривать лимиты друг на друга. Для пятерки крупных столичных банков изменение рыночной конъюнктуры не стало критичным, тогда как для банков категории «BВ» и ниже (рейтинг) рост стоимости заемных средств стал болезненным ударом. «Сейчас многие небольшие банки испытывают значительные сложности со свободными средствами. Примером может служить УРСА Банк — крупнейший банк за Уралом. Подскочившие ставки на МБК заставили его отказаться от выхода на рынок с новыми займами, а также повысили стоимость привлеченных средств, что поставило под угрозу выполнение амбициозных планов банка по расширению своей экспансии в регионе», — констатирует руководитель аналитического управления ИФК «Алемар» Василий Конузин.

Еще одним негативным фактором, по оценкам экспертов ИФК «Алемар», стала повальная тенденция приносить облигации эмитентам по оферте, даже невзирая на повышение купона. Это также серьезно нарушило планы компаний, заставив их в срочном порядке искать средства под резерв на погашение оферт. «Доля выкупленных по оферте бумаг в общем объеме выпуска составляла от 41% («Сибирский цемент») до 62% («АЛПИ-Инвест«). Для многих компаний это означает дополнительное привлечение средств под выкуп, причем под огромные проценты, то есть в убыток. Исключение составили выпуски серии 02 УРСА Банка, которому в июне пришлось выкупить 81% выпущенных облигаций. До конца года объем оферт по выпускам эмитентов СФО составит всего порядка 2 млрд рублей», — прогнозирует Василий Конузин.

Фондовый рынок, по словам собеседника «СУ», оказался затронут проблемами на локальном МБК в меньшей степени. Иностранные инвестбанки стали выводить средства из рисковых активов, в том числе российских акций, для финансирования убытков по ипотечным продуктам либо для подкрепления ликвидности. Однако второго и третьего эшелонов, к которым относятся бумаги сибирских компаний, кризис коснулся незначительно — спекулятивного капитала в низколиквидных бумагах было мало, и, как правило, средства, вложенные в них, являются долгосрочными. Исключение составили только «Иркутскэнерго» и «Сибирьтелеком», но их движения повторили динамику отечественных индексов.

Руководитель инвестиционного управления УК «Мономах» Михаил Алексеев считает, что нелегко пришлось и ПИФам: часть пайщиков предпочла вывести свои сбережения со счетов управляющих компаний. Участники заняли выжидательные позиции и на рынке M & A. «Пожалуй, порадоваться могут экспортеры: ослабевший доллар подтолкнул цены на углеводороды и металлы вверх, вслед за ними последовали котировки сырьевых компаний», — считает господин Алексеев.

Рост цен на ресурсы привел к повышению ставок и на лизинговом рынке. «Не верьте тем, кто скажет, что ставки не изменились. Ставки действительно поднялись на 1–2 процентных пункта, — говорит председатель правления группы «АльянсРегионЛизинг« Сергей Высоцкий. — По ранее заключенным договорам и принятым решениям мы продолжаем финансирование на принятых условиях. По новым сделкам идет небольшая коррекция, в том числе мы идем навстречу клиентам, снижая маржу лизинговых компаний. При реализации сделок проектного лизинга (с инвестициями в новое производство) и минимальным порогом рентабельности нового бизнеса на первоначальной стадии мы значительно снижаем нагрузку на клиента, самостоятельно неся расходы по обслуживанию долга перед банком, перенося их на возмещение в будущих периодах».

«Мы более тщательно изучаем пакет документов, оцениваем клиентов и подняли нижнюю планку по лизинговому договору до 1 млн рублей. Но это не только следствие дефицита ликвидности, — поясняет гендиректор группы компаний «Сибирский Лизинговый Центр« Алексей Спиридонов. — Сейчас стоимость покупаемого в лизинг оборудования и автотранспорта постоянно растет, и мы реагируем на ситуацию».

Зацепило…

В реальном секторе экономики основной удар пришелся на крупные предприятия промышленного сектора с потребностью долгосрочного кредитования в больших объемах и по минимальным ставкам. Однако зацепил дефицит многих. По словам председателя совета директоров ОАО «Инмарко» Дмитрия Докина, с начала сентября ставки по «коротким» деньгам до 90 дней выросли на 3–5% в зависимости от банка. «Сложно найти компанию, которая не имела бы кредитов и которую бы это не затронуло. Просто одних это коснулось в большей степени, других — в меньшей», — констатирует он. «По нашим наблюдениям, сегодня у достаточно большого количества компаний приостановлены ранее достигнутые договоренности о кредитовании и идет увеличение ставок на 3–5%. Например, если раньше можно было взять заем под 12%, то сейчас — минимум под 15–17%, — говорит председатель совета директоров Алтайского тракторного завода Сергей Скулкин. — «Длинные» деньги ушли из России, а отечественные у нас «короткие« и непрогнозируемые». «Несколько наших партнеров в разных регионах Сибири столкнулись с такой ситуацией: банки очень неохотно идут на переговоры о финансировании. Нам рассказали, что в течение недели некоторые кредитные организации буквально ежедневно пересматривали ставки в сторону увеличения, а подписание договоров о предоставлении займа откладывалось под предлогом дефицита времени и составления отчетности на конец квартала», — добавляет Алексей Спиридонов.

Практически все участники рынка заявили, что серьезным испытанием дефицит ликвидности стал для строительных компаний, очень сильно «завязанных» на работу с заемными средствами. «Мы видим, что объем заказов снижается, — отмечает президент ГК «Метаприбор« Владимир Мартыненков. — Кроме того, на рынке произошла коррекция условий и ценообразования на уровне застройщика, который перестал повышать цены. Думаю, для компаний, которые продают квадратные метры по себестоимости и ниже, а таких на рынке немало, возникает серьезная опасность приостановки проекта. Непонятно, за счет чего они будут финансироваться далее?»

Управляющий партнер DSO Consulting Сергей Дьячков объясняет ситуацию перепроизводством недвижимости в сочетании с кризисом ликвидности. «Мы сейчас думаем, например, что за 2008 год средние рублевые цены на жилье в Новосибирске поднимутся максимум на 5%. Просто неоткуда взяться новому спросу: ипотека стала гораздо менее доступной», — подчеркивает он.

Участники рынка отмечают, что ощутимыми последние события стали и для предприятий, бравших кредиты, «завязанные» на плавающих ставках. Такой показатель, как MosPrime, по словам Дмитрия Докина, с обычных 4–4,5% за пару месяцев поднялся до 7,5–8%. «Ставки по кредитам повысились, особенно в тех банках, у кого она была плавающей. В первую очередь это банки с западным капиталом. У нас, например, возникли сложности с дополнительным кредитованием в одном из таких банков: на момент принятия кредитного решения ставка оказалась неинтересной для нас из-за роста переменной части кредитной ставки MosPrime, и мы вынуждены были воспользоваться услугами другого банка», — рассказывает финансовый директор ООО «УК «БФК» Лариса Чугайнова.

Следующую волну, вызванную кризисом, ощутило уже непосредственно население. Как и для корпоративных клиентов, для физлиц банки подняли ставки по потребзаймам на 1–5%, увеличили список документов и приостановили наиболее лояльные программы — экспресс-кредитование. В ряде банков было приостановлено действие револьверных карт. Кроме того, эксперты отмечают, что банки, в том числе сибирские, значительно сократили объемы выдаваемых ипотечных кредитов, а некоторые подняли ставки по этому виду займов на 1–2%, отменили особенно рискованные продукты — «ипотека с 0% первоначальным взносом» — и увеличили список обязательных документов для заемщиков. Впрочем, не все. «Основные участники рынка работают в обычном режиме. Более того, можно говорить о росте спроса со стороны клиентов на финансовые услуги, в том числе такие, как кредитование. В последние месяцы «КИТ Финанс« в Новосибирске выдает свыше 100 ипотечных кредитов ежемесячно. За три недели сентября мы выдали займов на покупку жилья на сумму около 100 млн рублей», — рассказывает региональный директор инвестиционного банка «КИТ Финанс» в Новосибирске Александр Сабаев.

Выиграть на кризисе

Рост стоимости денег не привел к сокращению количества клиентов, желающих получить ресурсы в долг. Заемщики стоят в очереди и уже готовы принимать новые условия кредитования. «Те, кто летом мог получить 10 млн рублей под 12%, теперь почитает за счастье, когда ему дают 3 млн рублей под 15%», — констатируют участники рынка.

Как отмечают эксперты, кредитные организации, обладающие большими ресурсами, как правило, госбанки и «иностранцы», могут очень хорошо заработать на этом кризисе. Выдача займов даже под более высокий процент привлечет к ним заемщиков, которым отказали в других кредитных организациях. И банки используют эту возможность. BSGV в начале осени вышел на рынок с новыми программами ипотечного кредитования, кредитования на получение образования, автокредитования. С 1 сентября 2007 года были снижены процентные ставки по кредитам на приобретение автомобилей — до 11% годовых. Совместную ипотечную программу со сниженной ставкой запустили Райффайзенбанк и «ФОСБОРН ХОУМ». Не отстают и федеральные банки. УРАЛСИБ объявил о старте программы для малого бизнеса и заявил условия, которые сегодня являются одними из самых конкурентоспособных на рынке (до 15 млн руб. на срок до пяти лет, отсрочка погашения — до одного года, от 12,5% в руб.). О том, как воспримет рынок эти программы и насколько серьезным будет переток клиентов от банка к банку, можно будет судить уже по итогам IV квартала.

Свои дивиденды от кризиса смогут получить и другие компании, рискнувшие наращивать клиентский портфель в период кризиса. В «Сибирском Лизинговом Центре» заявляют, что работают в прежнем режиме, несмотря на падение рентабельности операций, и интерес клиентов не ослабевает. В «АльянсРегионЛизинге» также рассказали, что выдачи идут ежедневно, и еженедельно портфель компании прирастает на 150–200 млн руб. «На мой взгляд, клиентам не стоит поддаваться панике, метаться между кредиторами в попытке сэкономить. Не стоит и откладывать реализацию планов. В наших договорах лизинга закладывается условие о возможности рефинансирования более дорогих кредитов и последующего изменения условий платежей. У нас денег более чем достаточно, чтобы удовлетворить возросший спрос в силу отказа многих банков кредитовать реальный сектор», — заявляет Сергей Высоцкий.

В ожидании новой волны

Эксперты расходятся в прогнозах ситуации, заявляя, что рынок все еще находится в развивающейся стадии кризиса ликвидности. На стабилизацию положения отводится в среднем шесть-девять месяцев. Большое влияние на этот процесс окажут приближающиеся президентские выборы. Накануне выборов власть сделает все, чтобы поддержать российскую банковскую систему и свести на нет последствия мировых финансовых «банкотрясений», уверены участники рынка.

Ряд собеседников «СУ» считает, что оживления на финансовом рынке следует ожидать уже к концу текущего года. «При сохранении динамики роста вкладов и депозитов в структуре кредитного портфеля банков до конца года финансовые институты смогут преодолеть сложившуюся ситуацию без особых потерь, — отмечает Михаил Алексеев. — Не стоит забывать, что рынок финансовых услуг, и особенно банковский сектор, имеет значительный фундаментальный потенциал роста, поэтому, возможно, стоит задуматься о покупке подешевевших банковских акций».

В ИФК «Алемар» отмечают, что главной причиной оживления будет потребность в ресурсах. «Мы полагаем, что в целях рефинансирования долгов эмитенты все же будут вынуждены выходить на первичный долговой рынок. На фоне произошедшей переоценки рисков им придется назначать премию к предыдущим размещениям, что будет способствовать росту стоимости обслуживания займов. Ответными мерами со стороны компаний может стать повышение цен», — прогнозирует Василий Конузин. «Рост стоимости ресурсов обязательно отразится на объемах производства, — полагает Сергей Скулкин. — Притормозятся инвестиционные проекты, особенно с длинным циклом, где нужно заранее покупать оборудование и производство. Следует ожидать и роста цен, так как производитель включит в цену товара повышение стоимости заемного ресурса».

Вместе с тем эксперты ИФК «Алемар» полагают, что реальной угрозы финансовому сектору Сибири кризис на кредитном рынке не принесет: пятерка крупнейших банков региона достаточно прочно стоит на ногах. Более того, ввиду негативной конъюнктуры первичного рынка все большее число корпораций обращается к услугам банковского сектора с целью рефинансирования своих заимствований при помощи кредитов, ставки по которым в настоящий момент ниже или наравне с первичным рынком, особенно когда речь идет о дебютном займе. Таким образом, банки даже могут извлечь определенную выгоду из сложившейся рыночной ситуации. Не ожидают в «Алемаре» и ухудшения отношения к банкам со стороны клиентов. Следовательно, отток средств с депозитов также будет ограниченным.

Председатель правления новосибирской областной общественной организации «Общество по защите прав потребителей. Медицина и страхование» Игорь Пушкарь также видит в возникшей ситуации положительные моменты. По его словам, банки, напуганные последствием инвестиционных катаклизмов, повысят качество своей работы. Они вынуждены будут более взвешенно определять свою кредитную политику и серьезнее подходить к оценке риска невозврата кредита.

«Такой кризис был нужен для того, чтобы навести порядок в строительной отрасли. Он приведет в чувство всех, кто оказался на этом рынке случайно, в период, когда «ветер дул в спину« и можно было, особо не вникая в суть дела, заниматься этим бизнесом, — добавляет Владимир Мартыненков. — Я не исключаю, что количество игроков на нашем рынке серьезно сократится. Останутся те, кто глубоко понимает процессы». А Сергей Дьячков полагает, что уже весной-летом 2008 года мы можем вновь увидеть снижение кредитных ставок по ипотеке. «Беда в том, что в это же самое время может начаться кризис невозвратов потребительских кредитов в России. Я не алармист, просто экономика разбалансирована — и мировая, и российская. «Полоса кризисов« должна закончиться в конце 2008 — начале 2009 года», — резюмирует эксперт.

КОММЕНТАРИИ

СЕРГЕЙ НАГОВИЦИН, директор департамента операций с ценными бумагами инвестиционной компании «СМ.арт»:
— Из-за чего появился дефицит ликвидности в банковской среде? Основная его причина — цепочка общемировых кризисов.
Кризис ипотечного рынка в США. После значительного повышения процентных ставок выросли платежи у заемщиков, и в первую очередь пострадали те, кому кредит выдавался «под честное слово» — безработные, малообеспеченные, люди с «серыми» зарплатами. После повышения платежей большинство таких заемщиков перестало обслуживать свой кредит, а их недвижимость пошла с молотка.

Кризис рынка недвижимости в США. Ипотечный кризис значительно увеличил предложение на рынке недвижимости, что привело к снижению цен на недвижимость и значительному сокращению объемов строительства, что сказалось на строительном секторе — прибыли сократились в разы.

Кризис ипотечных ценных бумаг в США. Скорее всего на этом бы развитие кризиса остановилось, если бы не одно большое «но». Банки, выдающие ипотечные кредиты, выпускают ценные бумаги, обеспеченные закладными по кредитам, и эти ценные бумаги уже обращаются на рынке. Так вот инвесторы, почувствовав неладное, стали оперативно продавать такие ценные бумаги, обрушив рынок. А те, кто не успел продать, получил очень большой убыток. Среди держателей таких бумаг было огромное количество международных банков.

Кризис доверия к рейтинговым агентствам. То, что произошло, могло бы все же остаться незамеченным, однако рейтинговые агентства присваивали достаточно высокие рейтинги данным бумагам. За рубежом инвесторы привыкли доверять рейтинговым агентствам и их оценкам, а такие события подорвали это доверие. Как результат, инвесторы стали меньше внимания обращать на оценки агентств и больше доверять себе.

Кризис доверия в мире. Так как никто не знал, какой банк сколько потерял на этом кризисе и сможет ли менеджмент банка выровнять ситуацию, те банки, у которых не было таких облигаций, перестали давать кредиты практически всем. И только тут кризис добрался до российских банков. Больше всего пострадали банки с высокой долей зарубежных займов, те, у которых планировались размещения еврооблигаций, а также банки, у которых было много клиентов-нерезидентов.

Последствия: привлечение «дешевых» иностранных денег для российских банков стало практически невозможным. Иностранные инвесторы в спешке распродавали активы, которые вчера считались достаточно надежными. Под раздачу попали облигации малоизвестных эмитентов, облигации компаний, связанных с ипотекой и недвижимостью. После продажи активов инвесторы спешно покупали доллары и выводили в свои родные банки (помните скачок доллара в августе?). Покупателями выступили в первую очередь российские банки, у которых на тот момент проблем с деньгами не было никаких. После того как «ушли» иностранные инвесторы, покупателей не стало, а вот желание у банков пополнить ликвидность осталось. И тут наступил кризис ликвидности. Облигации, которые покупались на короткий срок с целью спекулирования, осели в портфелях на более длительный период.

Юлия ДАНИЛОВА

Контактная информация

Специалисты Банка «Левобережный» всегда готовы ответить на любые интересующие вас вопросы, поделиться актуальными замечаниями и экспертными заключениями о тенденциях кредитно-финансового рынка Сибири.

Темы, которые мы готовы обсудить: кредитование малого и среднего бизнеса, ипотечное кредитование, развитие рынка розничных кредитных программ, вклады для корпоративных и частных клиентов, внешнеэкономическая деятельность и валютное обслуживание. Будем рады сотрудничеству с вами!

Захарова Валерия
8 (383) 3-600-900
6369 — внутренний номер
pr@nskbl.ru


Частным лицам
Бизнесу